Автоподбор страны, региона, города
Введите начальные буквы названия и через секунду-две выберите вариант из появившегося списка
Если такого названия в списке нет - напишите нам

Подробнее об автоподборе
Подписаться
11 июня 2017 г. 23:51, г. Москва, Россия Смотреть на карте

Евреи

Евреи

 Кстати в нашем доме жило довольно много евреев. В 3 подъезде 2 корпуса жил Коська Константин, по кличке «Слон» или «Африканский слон», поскольку был полноват, известный тем, что занимаясь с раннего детства в музыкальной школе, сочинил песню «Дорогая моя бабка, подними ты свою юбку…», которую мы горланили на каждом углу, поскольку Коське, как мальчику из порядочной еврейской семьи разрешалось гулять во дворе только с бабушкой. Жаль, но про него я ничего не знаю. Как-то тихо, незаметно его семья пропала из нашего двора и никто о ней не вспоминал.

В 1 подъезде 2 корпуса жил Мишка Янкевский, любимое чадо мамы с папой, с которого они сдували пылинки и он ходил весь лощеный. Несмотря на это парень был без выкрутасов, гордыни и напыщенности, хотя учился в английской школе, и с нами, распиздяями, не играл, разговаривая с нами изредка, украдкой. К юности, видимо, вся эта жизнь ему настолько приелась, что в 10 классе он крепко запил и пил несколько лет кряду, несмотря на то, что учился в институте. К окончанию института, он перестал вязать лыко и его направили на лечение. Потаскавшись по клиникам несколько лет, протрезвился. Я его как-то встретил уже 28-летним, женатым ничего шел трезвый! В 2014 году я увидел его стоящим на балконе родительской квартиры вместе с сыном - своей точной копией, что только без бороды. Мы малость поболтали. Чувствовалось, что он ведет трезвую, но небогатую жизнь.

Был еще один еврейский мальчик, Виталик, приезжавший летом к своей бабушке, жившей в однокомнатной квартире на втором этаже в моем подъезде. Год-другой мы с ним дружно играли и даже продразнили «Карлсоном», за упитанное широкое лицо и какую-то отвисшую задницу, которую делали Карлсону в театре Сатиры.

А потом, что-то лопнуло в наших отношениях. Не помню из-за чего мы поссорились. В детстве можно разругаться на всю жизнь из-за какого-нибудь пустяка, вроде проигрыша в ножички. И мы разошлись, но он стал язвить и обзываться...

Я уже не помню, как проскочило в его адрес: «Крыса!». Кто-то сказал «носик-то острый, ну вылитая крыса…». Но старое прозвище не забылось, настолько оно было оригинально. И Виталька стал обладателем неслыханной клички «Крысиный Карлсон». Вот это да! Целых два лета он получал «Крысиного Карлсона» в свой адрес, а потом сгинул куда-то, а может быть его бабка умерла мы, дети, не обращали внимание на стариков.

На втором этаже моего подъезда жил Генка, которого мы звали не «Генах», а «Генахуй». Приехал он намного позже нас – в эту квартиру сначала поселили его бабушку, а потом родители привезли и его самого. Был он невысокого роста, казавшись от этого толстячком, хоть был и худее меня. Учился он плоховато. Родители протащили его всеми правдами и неправдами в английскую школу, но он ее не потянул и, после пятого класса, его отчислили в обычную простонародную. Характер у него был неприятный, как бы сказать – мелкозлобный. Любую пустячную обиду он помнил долго и при случае всегда о ней напоминал. Мог, к примеру, дать пендаля под жопу за то, что «ты меня на прошлой неделе в среду дураком обозвал». Был очень завистлив – если видел у кого-то какую-либо обновку – то начинал задираться часами, без остановки. Какая гадость у тебя, да плохая, и постыдная. Никакими словами остановить его не удавалось, поэтому его часто били. Хотя бить его было скучно, слишком слаб он был. Я, будучи младше его на два года, справлялся с ним без особого напряга, хотя со многими своими ровесниками состязаться не мог – не такой уж я и богатырь. Поэтому с нашей дворовой компанией он не спелся. Не нашел, ни поддержки, ни понимания, и стал ходить в какой-то другой двор. К пятнадцати годам начал пить, причем иногда крепко. Приезжали родители, помогали бабке его трезвить – он снова шел в школу, но, при каждом удобном случае, снова напивался.

Потом пошел куда-то учиться… бросил… и устроился работать шофером, поскольку его родители имели автомобиль и он имел права. К тому времени он переехал в дом на Народном Ополчении и я перестал его встречать. Увиделись мы с ним только один раз – он сидел в машине с какими-то полупьяными ребятами, хвастался «жиганской» жизнью – в общем – валял дурака. Больше мы не встречались. А бабка рассказывала, что он сильно пьет и родители ничего сделать не могут. Отправляют лечится, а он вернется и напьется...

В общем, конченный был парень, несмотря на то, что еврей и сын прекрасных родителей, в чем могу поклясться, поскольку общался с ними достаточно много. Как говорится - в семье не без урода!

 

Долго это продолжаться не могло и он умер даже не дотянув до тридцатилетнего возраста. Семьи у него не было.

 оценок 0

просмотров: 148
Поделиться в:   icon   icon   icon   icon   icon    


Чтобы добавить комментарий Вы должны зарегистрироваться или войти если уже зарегистрированы.

(Вы можете отправить комментарий нажатием комбинации клавиш Ctrl+Enter)